КС дал толкование нормам УПК об аресте вещественных доказательств

Конституционный суд вынес постановление по жалобе компании "Синклит", в котором указал: безосновательный арест следствием вещественных доказательств, законно принадлежащих лицам, не являющимся подозреваемыми или обвиняемыми, ограничивает право частной собственности. 

В феврале 2017 года следователи арестовали оборудование "Синклита". Его признали вещественным доказательством по делу о незаконном изготовлении неустановленными лицами немаркированной табачной продукции. Обвинение собственникам оборудования предъявлено не было, поэтому они обратились в суд в порядке ст. 125 Уголовно-процессуального кодекса. Впрочем, отменить арест в судах общей юрисдикции компании не удалось, что и послужило поводом для обращения в Конституционный суд.

В жалобе заявитель просил признать несоответствующими основному закону положения ч. 1 ст. 81 и п. 3.1 ч. 2 ст. 82 УПК в той мере, в какой они не предполагают наложение на определенный срок ареста на имущество, признанное вещественным доказательством в качестве орудия преступления по уголовному делу в сфере экономической деятельности. Компания считает, что сложившаяся практика ограничивает свободу предпринимательской деятельности и нарушает право на владение и распоряжение имуществом, так как позволяет следователю на неопределенный срок арестовывать имущество без решения суда.

КС дал разъяснение оспариваемым положениям. Изъятие и удержание в режиме хранения любого имущества, признанного вещественным доказательством, по существу, ограничивают права его собственника или владельца, причиняет им неудобство. В то же время арест оборудования затрагивает интересы не только собственника: косвенно от него могут пострадать контрагенты, работники самого предприятия. 

Суд указал, что такие изъятие и удержание имущества должны быть "скорее исключением". Это, впрочем, не означает, что имущество лиц, не являющихся подозреваемыми или обвиняемыми по уголовному делу, не может быть арестовано как вещественное доказательство — иначе объективно невозможно обеспечить сохранность и доказательственную ценность указанных предметов. 

В то же время, при оценке законности и обоснованности изъятия имущества, суд должен прийти к выводу, что иным способом, например, фото- или видеосъемкой доказательств, невозможно обеспечить решение стоящих перед уголовным судопроизводством задач. Должны приниматься во внимание как тяжесть преступления, в связи с расследованием которого решается вопрос об изъятии имущества, так и особенности самого имущества, в том числе его стоимость, значимость для собственника и общества, возможные негативные последствия его изъятия. 

Изъятие и удержание в режиме хранения в качестве вещественных доказательств предметов, если для обеспечения сохранности таких вещественных доказательств не требуется их изъятие у собственников, несоразмерно конституционно значимым ценностям ограничивает право частной собственности указанных лиц.

Конституционный суд пришел к выводу, что оспариваемые нормы УПК соответствуют основному закону, однако их конституционно-правовой смысл, выявленный в настоящем постановлении, является является общеобязательным, что исключает любое иное их толкование в правоприменительной практике. А решения, вынесенные в отношении "Синклит", подлежат пересмотру.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *